Deutsch
Количество просмотров сообщения: 3367 Перейти к просмотру всей ветки
28.02.12 23:51
Re: Замужество и героизм
 
novenkay патриот
novenkay
в ответ novenkay 28.02.12 23:48
Справка «Новой газеты»
Ассоциация кризисных центров «Остановим насилие» была создана более 10 лет назад и сегодня объединяет 47 организаций из различных регионов. Деятельность ассоциации направлена на внедрение новой социальной политики, исключающей гендерное неравенство.
— Сколько российских женщин нуждаются в помощи кризисных центров?
— В российские центры в год обращаются 95 тысяч женщин. Но на самом деле каждая четвертая женщина нуждается в поддержке.
Надо учитывать, что к нам практически не обращаются женщины, которые сталкиваются с психологическим давлением. Обычные наши клиенты — те, кто терпит и многолетние издевательства, и тяжелые побои.
— Наша соотечественница от европейской в этом смысле отличается?
— Особого отличия нет. Единственный непонятный для меня парадокс в том, что у нас до последнего терпит любая, даже самостоятельная и состоявшаяся. Это как раз показывает, что российская женщина, что бы ни происходило, настолько нацелена на сохранение семьи, что готова платить любую цену. Даже очень сильные и цельные натуры часто не могут разорвать подобные отношения.
— Существует ли «точка невозврата», после которой женщине непременно нужно уходить? Или все-таки есть определенный резерв, который она может использовать и не торопить события?
— Надо четко определить, о чем идет речь — о насилии или о бытовых ссорах. При хронических конфликтах показана семейная терапия, и тогда семья может выруливать. А насилие — это определенная схема установок, которая у конкретного мужчины не заканчивается никогда. Мы общались с зарубежными коллегами, которые вплотную занимались этими проблемами, они выяснили: только пять процентов тиранов могут что-то в себе изменить. Остальные не справляются с собой.
Насилие — это совершенно особые поведенческие стандарты, которые предполагают реализацию таким образом власти. Вне семьи эти люди очень часто вполне адекватны.
— Как обычно строят отношения с женой мужчины этой породы?
— Есть много рычагов. Самый распространенный — оскорбления, причем как способ общения. Другой рычаг — тотальный контроль. Женщина контролируется во всем: в том, какую стрижку ей носить, как пользоваться косметикой, сколько раз в неделю общаться с подругами… Женщина превращается в ребенка, которого можно очень строго наказывать или поощрять за хорошее поведение. И у этих женщин вырабатывается детский взгляд на жизнь. Они действительно спрашивают у мужа, можно ли потратить деньги, которые сама заработала, можно ли пойти в кафе. Последний и самый страшный инструмент насильника — это истязания. Насильник входит во вкус, потому что, если нет сопротивления, возникает полная распущенность.
— Можно ли в принципе научить женщину угадывать в мужчине еще в период ухаживания склонность к агрессии?
— Это возможно, но, к сожалению, в массовом сознании эта проблема умалчивается. Вряд ли вы вспомните хоть одну публикацию или телепередачу, которая учила бы женщин не попадать в подобную западню. В своих центрах мы проводим тренинги и рассказываем молодым девочкам, что должно их насторожить в период знакомства. Это очень простые признаки, о которых я уже говорила. Подобный мужчина тут же начнет контролировать жизнь — что надевать, с кем общаться: «Мне не нравятся длинные волосы, потому что мне симпатичны женщины мальчишеского типа… Мне не нравится, что ты накрасилась, я люблю женщин естественных…». И подобный контроль будет только расширяться.
— А если женщина надеется, что все пройдет, если она любит этого человека?
— Это парадоксально, но жены тиранов очень часто их сильно любят. Они им сочувствуют, зная их предыдущую жизнь. Всегда можно найти повод для сочувствия: его бросила девушка, когда он был в армии, бил отец за двойки, контузило в Чечне…
— Но в том промежутке, пока она с ним живет, как вы рекомендуете вести себя женщине?
— Если она продолжает с ним жить, то мы можем сказать: спрячь свои документы, отложи куда-нибудь деньги, расскажи кому-либо, что с тобой происходит, потому что может наступить момент, когда жизнь будет в опасности. А этот момент обязательно наступит. Маховик обязательно будет раскручиваться, побои станут сильнее, и тогда надо просто бежать.
— Можно ли определить тип женщины, которая чаще всего попадает в подобную коллизию?
— В какой-то степени да. Если в семье были похожие отношения и мама терпела, очень велика вероятность того, что и дочь будет терпеть. Ведь очень часто дети алкоголиков находят себе в партнеры алкоголика — тот же механизм.
Если же этой модели не было в семье, то все происходящее — очень сильный удар по психике. Что бы она ни сделала, в ее представлении означает: не уберегла. Не уберегла мужа, семью, не создала отношения. Вся ведь ответственность в представлении общества лежит на женщине! Все женские журналы, передачи постоянно транслируют: «Ты должна хорошо выглядеть, быть комфортной для мужчины, потому что он — полигамное существо, его потянет направо, налево, он без руля и без ветрил…».
— А вы считаете, это неверный посыл?
— Неверный посыл в том, что главная ценность — брак. Любой ценой. Не ты, не твоя личность, а брак. Но брак — не та ценность, ради которой стоит рисковать жизнью. Если он разрушает и женщину, и ее ребенка, то в чем его смысл?
К сожалению, у наших женщин страх остаться малообеспеченной сильнее страха лишиться жизни. Если она замужем за слесарем Пупкиным, который зарабатывает три копейки, то расстаться с ним значительно проще, чем, условно говоря, с начальником этого слесаря. А жены состоятельных людей обращаются к нам часто. Кроме собственности, у них отнимают детей.
Есть парадоксальная история, которая длится уже несколько лет. Мужчина вырвал детей из рук жены прямо у детского сада. Спрятал их. А у нее все вывез из квартиры, вплоть до дверей и батарей. И никакого наказания не понес. Есть же установочные вещи: женщина приходит в милицию, а заявление у нее принимает милиционер, который сам жену бьет. Он ответит, что сама довела. Есть еще судьи с подобными установками: мужчинам все простительно. А кроме того, мужчина, борющийся за своих детей, — это такая редкость, что поддержать его — долг правосудия.
— Сколько случаев, которые через вас проходят, могли бы попасть под УК согласно составу содеянного?
— 95 процентов. Но доказать крайне трудно. Как доказать, что об тебя тушили сигареты? Или преследования, угрозу убийства. Партнер, с которым женщина расстается, начинает ее преследовать. В милиции говорят: «Не убил же еще».
Вот случай: приходит мужик к бывшей жене домой, бьет ее, бьет ребенка, забирает его, увозит в Москву. Дальше ведет беспорядочный образ жизни и бросает этого ребенка. Последний раз эта женщина нашла его в приюте, потому что отец его просто потерял.
Судебного дела не заводят: «Это же ваши личные отношения, это же папа».
— Сколько мужчин склонны к такой уродливой самореализации?
— Если статистика упоминает каждую четвертую женщину, то считайте. Поэтому необходим закон «О противодействии насилию в семье», в котором будет четко определен состав преступления. Пока этого нет, и все раскидано по статьям, причем разного права. А статистики насилия в семье в России вообще не существует.
Общество не будет обращать внимание на то, что происходит, потому что это происходит с женщиной. Женщина настолько не важный объект для государства, чтобы озадачиваться ее правовой защитой. Хотя законопроект «О противодействии насилию в семье» был разработан еще в 1995 году, перенес 48 редакций, но до сих пор так и не принят. У этого закона очень много противников в Госдуме. Он не выигрышный. Стандартный аргумент против его принятия в том, что такой проблемы нет. Есть кризисное время для страны, многие мужчины находятся под прессингом обстоятельств, и у них просто нервы не выдерживают. Они срываются, и это простительно. Будто женщины в это же самое время живут в другом мире.
— А когда после ваших бесед женщина начинает противодействовать, сопротивляться, что меняется в сценарии семейном?
— Мужчины обычно удивляются, иногда меняют модель поведения на менее агрессивную. Женщина отвоевывает свое пространство. Наша позиция такова: если ей хорошо, значит, мы выполнили задачу.
У женщины после нескольких лет жизни с тираном обычно очень сужается сознание. Это характерно для состояния стресса. Мы даем ей возможность увидеть ситуацию со стороны, и тогда появляются силы решать.
Чтобы в сознании что-то сдвинулось, нужно полгода-год регулярной работы с психологом. Если получается, женщина начинает искать опору в себе. Многие кардинально меняют свою жизнь: находят работу, разводятся, что-то отсуживают, хотя раньше им казалось, что это невозможно по определению.
Беседовала Наталья ЧЕРНОВА
[url)http://www.owl.ru/content/openpages/p66851.shtml]21.08.2006 "Новая газета" #63 от 21.08.06.[/url]
 

Перейти на