Deutsch
Количество просмотров сообщения: 2904 Перейти к просмотру всей ветки
12.04.13 20:55
Re: Мария Сурыгина. Как защитить ребенка от растления и сексуальных домогательств?
 
novenkay патриот
novenkay
в ответ novenkay 12.04.13 20:43, Последний раз изменено 12.04.13 20:57 (novenkay)
В вашей группе детского сада 20 человек? Так вот, двое из них либо уже подвергались насилию, либо подвергаются сейчас, либо это ждёт их в будущем. Милые малыши, которых вы знаете. У меня в блоге около 2000 читателей и все с детьми, 11%... дайте-ка посчитаю… 220 ваших детей. Или моих. И это если не плюсовать тех, у кого по 2-3 детей в семье. Так относится эта проблема к вам или нет? И я снова и снова буду поднимать эту тему, потому что если какой-то херов урод может залезть своим членом в трусы вашего ребенка, какая на хрен разница, как он делает уроки? эта тема очень важна. Разумеется, есть очень много, что можно и нужно сказать на эту тему, но сегодня остановимся только на одном факте, который вам очень важно правильно понять для того, чтобы вы могли обеспечить максимальную безопасность вашим детям. Большинство случаев сексуальных домогательств в отношении неполовозрелых детей совершается близкими родственниками или людьми из ближайшего окружения семьи. И под большинством подразумевается по результатам различных исследований от 85 до 90%. Т.е. это подавляющее большинство, практически все случаи растления и сексуального домогательства. При этом не наблюдается статистически значимых различий в образовании, соц.статусе, семейном положении у взрослых, совершающих развратные деяния. А согласно ряду статистических исследований более половины педофилов – люди из интеллигентных семей. Это факт. И именно этот факт является основой того, что подавляющее большинство случаев такого насилия над детьми остается незамеченными родителями. И это ещё один важный факт - большинство случаев насилия над детьми остаются не замеченными родителями! Как же так? А вот так. Во-первых, действия взрослого педофила направлены на то, чтоб создать с ребенком такие отношения, при которых он не станет ничего рассказывать. Педофилия не влияет на умственные способности и вменяемость преступника, он вполне осознаёт, что нарушает закон, и не хочет в тюрьму или чтобы его убил на месте разгневанный отец. Потому он действует определённым образом. И в большинстве случаев, это не угрозы и запугивание, это тихое и скользкое заползание взрослого в голову ребенка, бог с ними, с трусиками, куда взрослый тоже заползает, но голову они промывают основательно, капитально, на долгие годы. Во-вторых, сохранению тайны таких отношений очень сильно способствует совершенно естественная «слепота» родителей – в голову реально не лезет никакими силами, что мой брат может мою девочку… , что дедушка может со своим внуком… Это настолько дикая и безумная, противоестественная мысль, что мозг её вытесняет, не берёт в расчёт, и, если даже что-то мог бы заметить, какие-то малейшие признаки – он не относит их на счёт педофилии. И не потому, что это защитная реакция, а потому, что это невероятно, этого не может быть. Эта возможность просто вне поля зрения, не рассматривается. Однако нельзя сказать, что нет никакой вины родителя в том, что он не заметил и не помог ребенку, не спас его. Во-первых, потому, что ситуации с использованием ребенка в качестве сексуального объекта родственниками или ближним кругом обычно длятся достаточное время, порой годами. И за это время неоднократно можно было бы уловить сигналы, настроения ребенка и дать себе труд разобраться в ситуации. Во-вторых, что самое важное – большинство детей, которые становятся жертвами систематического использования, это дети брошенные. Нет, не в социальном плане, а в эмоциональном. Социально, «по пунктам» ребенок может быть очень благополучен и жить в нормальной семье, но эмоционально отдалён от родителей, по каким-то причинам лишен их искреннего внимания. Именно такие дети чаще всего становятся жертвами «мирного педофила». Причём родители такого ребенка или искренне не понимают, что у них с сыном или дочкой есть эмоциональные проблемы общения, или сознательно не обращают на это внимания – я его обеспечиваю, я всё для него делаю, он присмотрен и вообще у нас хорошая семья. Большинство родителей, обращающихся ко мне за профессиональной помощью по абсолютно разным поводам, описывая причину обращения, подытоживают свой рассказ словами – у нас хорошая семья, недостатка в любви нет, времени детям я уделяю достаточно. И они действительно так думают, не улавливая разницу между качеством и количеством, например, а эта разница порой действительно трудноуловима. Жертвой «педофила-насильника» может стать любой ребенок, т.к. в данном случае взрослый не вступает в отношения с ним, не рассчитывает на длительное использование. Такой преступник просто берёт то, что ему понравилось, использует и выбрасывает. Чаще всего такая встреча для ребенка смертельна. Те, кто выживают в подавляющем большинстве случаев, конечно, рассказывают родителям, или им становится известно о случившемся из обстоятельств дела. И быть изнасилованным, с точки зрения психической реабилитации, на самом деле лучше, чем быть использованным без прямого физического насилия. Потому что в первом случае некто чужой, враг вторгся в границы твоего тела; это больно физически и эмоционально, это причиняет большие душевные страдания, но с этим можно бороться, потому что ты точно знаешь, что хорошо, а что плохо, и точно знаешь, где ты, а где враг. А во втором случае кто-то близкий и родной гаденько вполз в твою голову и аккуратно, очень миленько перевернул там всё так, как ему было удобно, и ты уже не понимаешь, чего хочешь ты, а чего не хочешь, что нормально, а что неестественно, где чья вина и вообще есть ли вина, но почему тогда так херово всё вокруг. Основной урон, который наносит взрослый ребенку – урон личности. Большинство детей даже не пытаются рассказать родителям о том, что с ними происходит. Когда они уже взрослые приходят на психотерапию, потому что жить с этим нормально невозможно, на вопрос, почему вы не рассказали маме, папе, они отвечают: «я даже не думал об этом», «я не знала, что можно», «мне как-то не приходило это в голову». А ответ одной моей клиентки прострелил мой мозг навылет, оставив в нём большую дыру, - на вопрос, пытались ли вы рассказать маме, она очень спокойно, как само собой разумеющееся ответила: «Нет, она была занята». Это и есть брошенный ребенок – по факту мама была всё время с ребенком, как любая нормальная мама, обычная работа, обычный садик, обычные семейные выходные, никаких гулянок или забойной работы, никаких командировок, обычная мама. Но ребенок не чувствует себя нужным, важным, значимым. И тут приходит добрый дядя-педофил и берёт то, что плохо лежит. И когда он закончит предварительную обработку, а это может занять несколько месяцев, в голове ребенка уже всё так тщательно перепутано, что к тому моменту, как педофил приступит непосредственно к развратным действиям и растлению, ребенок уже никому ничего не скажет – он отделён толстым барьером, невидимой стеной, я тут с этим взрослым, а все остальные там, где-то в другом параллельном мире. Очень редко жертвы таких домогательств и растления говорят, что пытались сказать взрослым, но их не поняли или не услышали, гораздо чаще дети даже не пытаются.
__________________________________________________________
Вам совсем не понравилось то, что написано в этой статье? Вам было это неприятно читать? Тогда перечитайте ещё раз. Прежде чем мы начнём говорить дальше, о более конкретных шагах по защите детей очень важно, чтобы все родители знали и понимали, насколько близко к ним, к каждому из вас стоит эта проблема. Насколько она реальна и существенна для каждой семьи, для нормальной, благополучной семьи, а не для семьи девиантных алкашей, для нашей семьи сегодня, сейчас. Неготовность родителей видеть и осознавать возможность такой проблемы – главный козырь растлителя. ©
 

Перейти на