Deutsch
Количество просмотров сообщения: 4168 Перейти к просмотру всей ветки
05.09.13 19:43
Михаэль Дорфман «Когнитивный диссонанс»
 
novenkay патриот
novenkay

«Чем сильнее общество вовлечено в драму, тем чаще проявляется тенденция обвинить жертву и оправдать преступника»
Михаэль Дорфман, писатель, публицист, издатель (США), 10 июня 2013
«Так ведь девушки всегда получают удовольствие от секса», – заявил мне год назад мой друг Дилан. Он старшеклассник, и мы говорили с ним в машине о групповом изнасиловании, которое произошло год назад на Лонг-Айленде.
Сперва я думал было послать его к маме с вопросом, чему она там его учит. Однако не стал, потому что мальчик действительно верил в то, что говорил. И никто никогда не обсуждал с ним это. В школе у них были уроки сексуального воспитания, но там говорили совсем о другом. Множество часов, проведенных за просмотром порнографии на компьютере, тоже не могли объяснить ему, что изнасилование – это агрессия, от которой жертва не может получать удовольствия. Несексуальная агрессия – скажем, хулиганы напали на школьном дворе – хорошо понятна любому школьнику. Но для Дилана стало большим открытием, когда я сравнил нападение хулиганов с изнасилованием.
Интерес публики в Америке пробуждается медиакампаниями. И интерес к школьным изнасилованиям появился у людей после суда в Огайо: два отличника и футбольных звезды школы в Стебенвилле Малик Ричмонд и Трент Майс получили обвинительный приговор. В течение шести часов они насиловали 16-летнюю девушку в стадии тяжелого опьянения, таскали ее с собой по разным вечеринкам.
Их фотографировали одноклассники. Позже снимки позорной эпопеи были выложены в социальных сетях, в Twitter и Instagram. В ответ они получили лавину грязных шуток и инсинуаций вроде: «Песня этой ночи, безусловно, «Rape Me». Для тех, кто не знает, поясню: это песня группы «Нирвана», где суть лирики: «Насилуй меня, насилуй еще...»
Изнасилование в Стебенвилле стало национальным событием. Сообщения в социальных сетях были впоследствии использованы против обвиняемых в суде. СМИ быстро сами стали действующими лицами драмы. Потоком пошли возмущенные письма и комментарии по поводу прямой трансляции из зала суда, нарушения прав подростков, наживы на несчастье осужденных...
Действительно было жалко смотреть, как сломались эти молодые люди, такие перспективные ребята, футболисты и очень хорошие ученики, слышать плач. Один из осужденных Малик Ричмод упал в обморок – рухнул в объятия своего адвоката Уолтера Мэдисона с воплем: «Моя жизнь кончена, никто не захочет меня теперь!»
Продолжение в комменте.
 

Перейти на